Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит

С легендарным кобяйским охотником нам довелось встретиться в поселке Сангар, куда журналисты «Сахамедиа» приехали в рамках спецпроекта «Жизнь в районах».

 Валерий Белоконев с раннего детства мечтал стать охотником. Уже в 14 лет он ходил с отцовским ружьем на мелкую дичь и читал журналы об охоте.

Подробно в «Паспорте района».

Валерий Белоконев переехал из родного Новокузнецка в Сангар в 1973 году.

На протяжении последних 20 лет он — один из самых известных охотников-промысловиков Кобяйского района, советы которого считают за честь услышать начинающие охотники, а добытые им соболя неизменно заслуживают на аукционах высокие оценки.

По собственному признанию, на своем промысловом участке размером 20 на 60 км, он знает каждое дерево, каждый кустик.

— Жил когда-то здесь мой родственник, на шахте «Сангарская» много лет отработал, охотился, рыбачил, — вспоминает Валерий Николаевич.

 — Как приедет он на побывку в Новокузнецк — рассказывал про Север, про Якутию, про великую Лену, огромные озера и древние Верхоянские хребты, про увлекательную охоту и рыбалку.

Потом мне все это снится, а, проснувшись, я мечтаю оказаться в этих благодатных местах.

После таких рассказов я твердо решил: повзрослею – перееду в Якутию! И сразу после армии переехал, мне тогда было чуть за 20. С 1973 по 1998 годы работал водителем в геологоразведочной экспедиции.

В конце 90-х организация ликвидировалась, и я связал дальнейшую судьбу с профессиональной охотой.

Тем более, что за годы жизни в Кобяйском районе обзавелся оружием, амуницией, техникой, а главное – набрался опыта у якутских промысловиков.

Взял Валерий Николаевич в аренду охотучасток размером 20 на 60 километров. Исправно платит арендную плату.

До своего основного зимовья на речке Лукумбуй ему необходимо проехать на снегоходе от райцентра 80 километров. Это 40 км вниз по руслу Лены и еще 40 км – вглубь тайги по притокам.

Всего в разных частях участка Белоконева стоит пять охотничьих избушек. Он их сам отстроил за годы промысла.

— Зачем столько заимок?

— Это ведь тайга, горы, мало ли где застанет непогода или ночь во время проверки, или расстановки капканов. Передвигаюсь на охоте исключительно на лыжах, называю маршрут «путиком». «Путиков» за зиму прокладывается много, а самый протяженный – более двухсот километров!

— А как же лихие люди, не разоряют ли зимовья, когда в них никто не живет, не растаскивают ли запасы продуктов и боеприпасы? 

Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит

— Понимаете, до моего участка добраться проблематично: далеко от цивилизации и труднопроходимо. Поэтому с посторонними не сталкиваюсь. А вот в 20-30 километрах от Сангара такие случаи, когда без спросу пользуются чужими зимовьями и безобразничают, нередки.

С 2010 года Белоконев зарегистрировался в качестве предпринимателя. Это позволило не только реализовывать лично добытые соболиные шкурки на аукционах пушнины Санкт-Петербурга и Иркутска, но и заключать договоры о приемке шкурок под реализацию с другими промысловиками.

— В наших краях водится особый вид соболя – баргузинский, завезенный в Якутию еще в 40-50 годах прошлого века из Иркутской области, — поясняет Валерий Белоконев. – Темно-коричневый баргузинский кряж ценится на аукционах достаточно высоко. Стоимость шкурки может доходить до 20-30 тысяч рублей.

  А вообще каждая шкурка оценивается по-разному, смотрят на дефекты, пробоины, на качество. Добыча производиться строго по квотам министерства охраны природы Якутии. Для Кобяйского района квота обычно составляет 500-700 соболей в год. Лицензия на добычу должна быть обязательно, иначе до аукциона не допустят.

Как правило, я беру лицензии на сто зверьков и добываю их капканами и малокалиберным оружием.

Невероятно, но, по признанию собеседника, добытых соболей на его счету более пяти тысяч. Профессионал!

Попутно с пушным зверем Валерий Белоконев промышляет боровую дичь, лосей, оленей. А медведей за свою охотничью карьеру он добыл больше двадцати.

На вопрос: «Не с берлоги ли добывается медведь?», охотник отреагировал спокойно: «Нет, не с берлоги». Признаться, такой ответ порадовал. Раз не с берлоги, когда зверь лежит беспомощный и погибает спросонья, значит – в честном поединке.

— Все звери боятся человека и медведь не исключение, — говорит собеседник. – Когда он чует присутствие человека, то предпочитает незаметно ретироваться. Также есть фактор дистанции. Если медведь находится на большой дистанции – уходит.

Если близко, в пределах семи метров – тогда жди атаки. Ближе семи метров сокращать дистанцию недопустимо. Это критическое расстояние, когда медведю проще прыгнуть и задавить врага, чем бежать.

Боится ли хозяин тайги собак? Не боится, но две-три зверовые лайки способны его «осадить», заставить уйти.

Несколько лет назад осенью приехал на свое зимовье. Заготавливал дрова на зиму. Как-то с утра услышал, что моя лайка гавкает на зверя, злобно так гавкает. На человека лает совсем по-другому. Подумал, что собака оленя или лося почуяла, вышел осмотреться и… едва не поплатился жизнью. Со стороны леса на меня метнулась большая тень.

В три прыжка я оказываюсь вновь в избушке, нащупываю на стене ружье, осторожно выглядываю в окно. Тем временем медведь, а это был он, уже в двух метрах от избушки расхаживает. Выждал я удобный момент, выцелил незваного гостя под лопатку, выстрелил. Медведь рухнул и вскоре затих.

Начал его разделывать, оказалось, что зверь был хоть и огромный, но худющий, ни капли жира, и это в сентябре, когда должен быть сытый и жирный перед спячкой! К тому же — старый, зубы сточены, клыков нет. Так что напал он на меня целенаправленно, от отчаяния и голода.

Хорошо, что собака предупредила и охотничья реакция не подвела – иначе он бы меня задавил.

Есть у нашего героя трое сыновей. Старший Костя и средний Коля – такие же страстные охотники, как и их отец, правда, пока еще любители.

Это и понятно, как говорит Валерий Николаевич, охотниками не рождаются, а становятся, набираясь опыта, проходя через лишения и тяжелый таежный труд. Можно сказать, это и есть жизненное кредо моего собеседника. Младший сын Сергей еще не разделяет страсти отца и старших братьев.

Однако тоже не прочь иногда поехать в тайгу, чтобы вкусить сполна тяготы охотничьей жизни и радость от добычи заветного трофея.

— Мне уже 65 лет, и зрение уже не то, и ходить на большие дистанции проблематично. Пришла пора всерьез обучать сыновей премудростям ремесла, — говорит Валерий Николаевич. – Вот и передаю по возможности им знания, делюсь секретами. Ремесло не должно прерываться. Надеюсь, сыновья будут охотиться после меня, и мое хозяйство перейдет  к ним.

Промысловик еще долго рассказывал о видах и способах охоты, о том, что каждый сезон требует больших материальных вложений, о том, как необходимо оберегать природу, о том, что настоящий охотник лишнего не возьмет, а правила охоты – обязательны для всех. В целом, Валерий Николаевич оставил впечатление состоявшегося и счастливого человека. Он так и сказал напоследок: «Охотники – самые счастливые люди!»

Таежные промыслы — военные трофеи — Охотники.ру

Рассматривая охотничью коллекцию, собранную другом, я обратил внимание на незнакомый мне винтовочный патрон с тонкой длинной пулей. — Это же японский, от арисаки. Откуда он у тебя? — Точно, от японской винтовки. Тесть с войны привез. Он знатно с ней зверовал, больше всех в промхозе мяса сдавал. А потом патроны кончились, винтовка где-то спрятана, а тестя давно на свете нет.

Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит

  • Оказалось, что хозяина японской винтовки с уважением вспоминают многие из уходящего поколения: личностью он был исключительной.
  • Дмитрий Акимович Спаскин родился 8 ноября 1925 года в крошечной деревне Буредай, что в Качугском районе Иркутской области.
  • По данным землеустройства 1927 года, в Буредае насчитывалось дворов — 26, едоков —141.
  • Народ в таких деревнях жил за счет самообеспечения: сеяли хлеб, держали домашний скот, охотились и рыбачили.
  • В Сибирь русские переселялись в поисках земли и воли.

Жили в постоянной работе, небогато, но сытно. Для дополнительного заработка в Верхоленье одни охотились, другие водили зимой обозы или сплавляли летом грузы на карбазах по Лене до Якутска. Спаскины в основном охотились. Дима стал охотником с детства.

Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит

Взрослеть пришлось быстро. В 1941 году отец Димы возглавил охотничью бригаду, добывавшую пушнину, мясо и рыбу для иркутских госпиталей. Дима в 15–16 лет трудился в этой бригаде наравне со взрослыми опытными охотниками.

Лучших промысловиков на фронт не брали, их труд в тылу был для страны нужнее. Вероятно, Дмитрий Спаскин, умелый и удачливый охотник, тоже мог получить бронь, но в 17 лет ушел на фронт добровольцем.

В 1943-м стал ефрейтором со специальностью связиста. Но когда перед строем необстрелянных еще сибиряков вызвали желающих стать разведчиками, сделал два шага вперед. Ведь все, что необходимо разведчику, у него было.

Медведя в одиночку уже добывал, а значит, имелись смелость и способность одолеть смертельно опасного противника. А кроме этого, у парня были сила, выносливость, наблюдательность, находчивость, умение быстро и метко стрелять, и все это в сочетании с огромной любовью к Родине.

Первым боевым заданием Дмитрия стала охота за немецким снайпером. Часть стояла в обороне; на нейтральной полосе между нашими и вражескими позициями действовали разведчики, снайперы и саперы с обеих сторон фронта. Немецкий снайпер был опытным, от его выстрелов гибли наши бойцы и офицеры.

Он действовал очень профессионально, стрелял точно. Но поединок с молодым сибирским охотником проиграл. Как все происходило, можно только предполагать. Дмитрий Спаскин много лет спустя напарнику своему таежному в сороку стрелять не позволил, сказал, что сам их не бьет, ведь они ему немецкого снайпера выдали.

Вероятно, охотник вычислил место, в котором замаскировался опасный враг, по сорочьему крику, а потом скрал немецкого снайпера, как зверя, и сумел обнаружить его первым… С первого боевого задания разведчик вернулся с немецкой снайперской винтовкой. Опробовал трофей и выяснил, что с оптическим прицелом точность стрельбы выше, особенно на больших дистанциях.

Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
Сплав грузов по реке занимал все лето, зато зимой позволял охотиться. ФОТО WIKIMEDIA.ORG

С этим трофеем разведчик не расставался до Победы. Немецкий маузер не раз обеспечивал успех действия всей разведгруппы. Точный выстрел помогал и языка брать, например офицера из штабного автомобиля, и от погони избавиться.

Немецкие автоматчики очень опасные противники, но по сравнению с косулями медлительны и неповоротливы, а Дима косуль в бег из нарезной берданки еще мальчишкой успешно стрелял.

Но самыми сложными были дуэли с пулеметчиками, когда разведгруппа на нейтралке огнем к земле прижата. В момент, когда очередь только что прошла над спиной, нужно привстать и попасть в голову пулеметчику, что из вражеской траншеи с трехсот метров бьет. Диме такие выстрелы удавались, и это спасало всю разведгруппу.

Напряженные боевые будни разведчика прерывались ранениями, после госпиталей он возвращался в свою часть, в родной разведвзвод. Долгожданную Победу сибиряк встретил опытным бойцом, награжденным двумя орденами Славы и другими боевыми наградами, а главное — живым и здоровым.

Разжился и трофеем, еще одной немецкой снайперской винтовкой, которая вообще без разброса пуль била. Ее он хотел домой привезти, а в придачу к ней — два цинка патронов. Приклад снял, ведь все, что из дерева, можно дома самому сделать. Но после Победы домой не отпустили: в июне часть погрузили в эшелоны и повезли на восток.

Разведвзвод ехал в отдельной теплушке, каждый вез трофеи. Молодые парни, те самые, которые «пол-Европы по-пластунски пропахали», ехали весело. Было понятно, что впереди их ждут бои с японцами, но все были уверены, что главный противник в этой войне уже повержен, остались мелочи. В Иркутске эшелон с теплушкой разведчиков поставили на запасные пути.

Командир разведвзвода, лейтенант из Иркутска, предложил Диме в самоволку сбегать, трофеи к нему домой отнести, чтобы не возить их туда-сюда по всей стране.

Разведчики, конечно, нарушали воинскую дисциплину, но знали, что эшелон не уйдет: лейтенант жил недалеко от вокзала, в предместье Глазково.

Сходили удачно, патрулям на глаза не попались, а родным лейтенанта доставили огромную и неожиданную радость. Диме, чтобы тоже порадовать своих родных, оставалось победить Японию.

Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
Профессия штатного охотника, уважаемая в советское время, позволяла человеку заниматься любимым делом постоянно. ФОТО ВИКТОРА СТЕПАНЕНКО

Война с японцами действительно оказалась короткой, но самой настоящей. В первом же бою лейтенанта, Диминого командира, нашла пуля. Вошла точно между глаз. Потери в разведвзводе случались и раньше, но смерть земляка, фронтового брата, с которым много раз рисковали жизнью, казалась особенно нелепой.

Сам Дмитрий долг исполнял честно и в эту войну остался невредимым. Дослуживал до демобилизации в Порт-Артуре аж до 1949 года. Он знал, что не пойдет за своей немецкой снайперской винтовкой к родным погибшего командира.

Охотник выбрал себе очень точную японскую винтовку и привез ее домой вместе с солидным запасом патронов. С ее помощью он весь разведвзвод в Порт-Артуре свининой свежей кормил.

Китайские свиньи паслись вольно, в трехстах шагах от порта и расположения части. Выстрел хрюшке в голову совпадал с грохотом пушечного выстрела, отмечавшего время. Разведчики потом незаметно приносили тушу. Визга, подранков, а тем более промахов никогда не было…

В колхоз Дмитрий вступать не стал. Себе и своим близким такой жизни не хотел. Разведчик освоил новую профессию: стал сплавлять связки карбазов с грузами по реке Лене от Качуга до Якутска.

Эта работа, сложная и ответственная, позволяла сохранять независимость и зимой заниматься любимым делом — охотой. Сплав занимал все лето, уходили вниз в мае, возвращались домой к сентябрю или даже в октябре, сначала пароходом до Жигалово, а дальше как придется. И сразу в тайгу, сначала в орешник, потом за пушниной.

Завел семью, но дома жил совсем мало. Людмила Дмитриевна, дочка разведчика, охотника и лоцмана, в детстве дважды вместе со своими родителями сплавлялась до Якутска. По ее рассказам, связка карбазов к берегу почти не приставала, шли день и ночь. Река огромная, на берегах скалы красивые.

Родители управляли сплавом, отчерпывали воду из суденышек, а отец еще и рыбачить успевал. Запомнила, как он огромную, в рост человека, рыбину к борту подвел и сначала из тозовки застрелил, а только потом вытащил.

Вероятно, это был таймень, пойманный на живца. В Якутске отец грузы сдавал, а мама на базаре орехи кедровые продавала. Маленькая Люда себе сладости и игрушки потом покупала. Семья жила очень дружно.

Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
Мягкое золото страны — валюта, которую ценили за рубежом. ФОТО SHUTTERSTOCK

Когда грузы в Якутию стали возить через Усть-Кут и сплавы из Качуга прекратились, в Качугском районе организовали Государственное ондатровое хозяйство (ГОХ). Дмитрий Спаскин стал его штатным охотником.

Обилие ондатры быстро кончилось, но восстановилась численность соболя. В коопзверопромхозе, сменившем ГОХ, Дмитрий Акимович трудился до выхода на пенсию и постоянно удерживал звание лучшего штатного охотника.

Японскую винтовку арисаку, когда патроны к ней кончились, сменила наша трехлинейка. Дома охотник жил по-прежнему мало. Осенью добывал или орехи, или рыбу на самых дальних озерах и реках района, зимой — дикое мясо и пушнину, весной и летом готовился к следующему сезону.

А для этого надо и тропы прочистить, и зимовья построить или подправить, и лодку новую сделать, и лыжи, и много чего еще. Все это происходило тогда, когда еще не было снегоходов и современных средств связи, а образ жизни таежников почти не отличался от такового у землепроходцев.

Оружие стало современнее, печки железные появились, а вот все остальное — морозы, огромные расстояния, топор с пилой, самодельные лодки без моторов, лошади — те же самые. Причем землепроходцы всегда действовали отрядами или артелями, а промысловики — в одиночку.

Спаскин первым в Иркутской области поймал сотню соболей за сезон. А лучшим зверовым охотником он оставался всегда. К боевым наградам добавилась медаль «За трудовую доблесть».

Она оказалась ценной в буквальном смысле слова: давала ежемесячную прибавку к зарплате — пятьдесят рублей, сравнимую с зарплатой в колхозах того времени. Но и работал Дмитрий Акимович так, что более молодые охотники говорили: «За Дмитром не угонишься».

Своим богатым опытом охотник делился всегда. Вот выдержка из воспоминаний Сергея Николаевича Линейцева, когда он был студентом на производственной практике.

Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
ФОТО SHUTTERSTOCK

«Спаскин встретил меня вполне приветливо, согласился взять на путик. Утром он заменил мою ватную телогрейку на длинную куртку из шинельного сукна, с сомнением посмотрел на мои тяжелые лыжи, его были оббиты оленьим камусом, и на рассвете мы тронулись в путь. Он шел очень быстро, почти переходя на бег, в два раза быстрее, чем обычно двигались мы.

Я едва поспевал за ним, боясь показаться «слабаком» и надеясь, что темп когда-то снизится. Однако охотник бежал в одном ритме, издалека осматривая и показывая мне места установки капканов. Прошло больше часа, когда он наконец остановился, чтобы переставить засыпанный снегом капкан, и я смог отдышаться.

Мороз был градусов сорок, наши шапки и воротники покрылись густым инеем… Продолжительный бег перемежался короткими остановками: охотник поправил два-три капкана и снял трех соболей… Переставляя капканы, он позволял мне подойти ближе, показывал их установку и пояснял выбор места…

— Много еще капканов? — замаскировал я волнующий меня вопрос, который он, конечно, понял. — Ровно полпутика, километров двадцать. Дальше легче будет, больше под горку. И соболей меньше: хорошо, если одного снимем…

Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
Опытный охотник — готовый разведчик и меткий стрелок. ФОТО SHUTTERSTOCK

К зимовью пришли в сумерках. Нарочито неторопливо я снял лыжи, отряхнул их от снега, поставил к стенке и вошел внутрь после охотника. Он начал разжигать печь, а я сел на лежанку, не снимая верхней одежды.

— Едва дошел, — признался я. — Путики длинные, тяжело с непривычки. После хорошего снега два-три дня топчу один путик, вкруговую можно пробежать только по чистой лыжне. — Каждый день ходишь? — Четыре путика — четыре дня.

Потом два дня обрабатываю соболей, топлю баньку, занимаюсь по дому, можно сказать, отдыхаю. — А где ребята метят соболей? — У следующей избушки, там подкормочный путик без капканов. Хочешь, пойдем завтра? — Не пойду. Что надо, я посмотрел.

Спасибо за науку.

  1. — Для науки надо раз десять ошибиться, тогда дойдешь. Хорошо под порошку ставить: следы присыпает, зверек меньше боится…
  2. Дорога домой — двадцать километров! — показалась мне прогулкой…

А для фронтовика Спаскина, которому тогда было уже под сорок, такой темп был естественным. Он всегда жил с полной самоотдачей. Из технических новшеств Дмитрий Акимович освоил только бензопилу с лодочным мотором, а снегоход приобретать не стал.

Охотился по старинке, пушнину добывал сначала с лайками, потом пробивал и всю зиму обслуживал лыжные путики. План по добыче копытных выполнял тоже в основном пешком, но за косулями в окрестностях родной деревни ездил верхом.

Жил в темпе, делая свою работу только отлично, радуясь удачам и не обращая внимания на трудности. Но когда вышел на пенсию и сбавил нагрузки, сразу же начались болезни и сказались былые ранения.

В результате не дожил даже до шестидесяти трех. Прожил свою жизнь охотник ярко и правильно. Все, кто хотя бы короткое время общался с ним, говорят, что сейчас таких охотников уже нет…

Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
Жизнь продолжается, и хотя маленьких деревень и поселков уже нет, потомки их жителей помнят свои корни. ФОТО SHUTTERSTOCK

Время летит, уже состарились дети таежника, но выросли внуки и подрастают правнуки. Их стараниями фотография Дмитрия Акимовича Спаскина размещена на сайте «Бессмертный полк».

На этом фото, сделанном в 70-е прошлого века, на груди у фронтовика много боевых медалей и орден Славы II степени. А орден Славы III степени «заиграли» дети.

Спаскин, как и большинство фронтовиков-победителей, о войне рассказывать не любил и награды свои чем-то особенным не считал и потому не берег. Очень вероятно, что снайперская немецкая винтовка с патронами, оставленная летом победного года у родных фронтового друга, тоже нашла себе хозяина. Ведь в Иркутске почти в каждой семье или в кругу знакомых есть охотники…

Тайга, где Дмитрий Акимович охотился, частично прорезана лесовозными дорогами, но самая дальняя стала заповедной. А вот деревня Буредай, что на речке Малая Анга в Качугском районе, практически исчезла.

Там давно никто не живет, немногие сохранившиеся усадьбы используются в сенокос да в сезон охоты. Деревень таких исчезло множество, а ведь именно они составляли силу России, давая ей неутомимых работяг и непобедимых бойцов, таких как Дмитрий Акимович Спаскин. Счастлива страна, у которой есть такие труженики и защитники.

Виктор Степаненко 1 июля 2021 в 15:20

Тайга — мой дом — самоловный промысел

Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит

Информацию по самоловным орудиям промысла пушного зверя и пернатой дичи в Интернете довольно много. Найти её совсем несложно. Однако я полагаюсь больше всего на первоисточники, а в таком старинном, дедовском деле как промысел пушнины, да ещё самодельными орудиями полагаться надо именно на них. Для того, кто не очень силён в этом вопросе даю небольшую вводную.

Орудия добычи охотничьих животных подразделяются на орудия активной добычи (требуют непосредственного участия охотника) и самоловные орудия, где добыча осуществляется без охотника. Применение самоловов позволяет осваивать большие площади охотничьих угодий.

Самоловы собственного изготовления выполняются из дерева промысловыми охотниками. Металлические самоловы изготавливаются промышленностью — это капканы, кротоловки, проволока для петель. Самоловы — орудия долговременного пользования.

Они требуют определённого ухода. Ловушки необходимо достаточно часто осматривать, иначе добыча может быть повреждена. Нельзя оставлять самоловы настороженными после окончания промыслового сезона.

Капканы, кулёмки, пасти, плашки, слопцы, различные кряжи, жомы и щемихи, а также петли используют для добычи различных животных.

Есть и узкоспециализированные самоловы, такие, например, как «ледянка», черкан на горностая или рожон на волка и росомаху. 

Конструкция самоловных орудий промысла позволяет подразделить их на 2 группы: стационарные (непереносные) и переносные. Стационарные орудия лова используют в ходовых местах концентрации, т. е.

наиболее посещаемых животными. Переносные самоловы используют в соответствии с промысловой обстановкой (гибко); у охотника всегда есть возможность их перемещать.

Целый ряд самоловов характеризуется признаками как стационарных, так и переносных ловушек. 

Дуговые капканы — самоловы, ущемляющие зверя за лапу, наиболее массовый и эффективный вид орудий лова. Попавший в капкан и удерживаемый за лапу зверь остается живым от нескольких часов до нескольких суток. В зависимости от физиологического состояния животного, мощности и способа постановки капкана этот срок различен.

Установка капкана на полуводных зверьков осуществляется таким образом, чтобы попавший в ловушку зверёк не мог выбраться на сушу. Нередко звери очень активны при попадании в капкан, в результате сечется волос на шкурке, на мездре кровоподтеки, иногда откручивают лапу в капкане и уходят.

Это приводит к нерациональному отходу зверьков, к ухудшению качества ценного сырья. 

Международные организации, общественность поднимают вопрос о том, что продукция от животных, добытых негуманными методами, в том числе ущемляющими капканами, должна иметь определенный статус, ограничивающий её реализацию, что особенно существенно для продажи пушнины на международном рынке.

За рубежом широко используются капканы, мгновенно умерщвляющие зверьков, это перспективно и для нашей страны. В то же время необходимо более широко использовать давящие (стационарные и переносные) самоловы. Ряд предприятий приступили к опытному производству нового поколения давящих капканов, которые ловят зверька за туловище.

Капканы имеют антикоррозийное покрытие.

 
Изучению самоловного промысла посвящено много работ наших охотоведов. Это и оригинальные исследования, и компиляции, и просто обобщающие сведения в различного рода справочниках. Причём оригинальные работы по изучению способов и рационализации промысла велись наиболее интенсивно в середине прошлого века.

Я решил выложить на страницах сайта несколько таких работ.

Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит

1. Брошюра С.Д. Перелешина «Опадные самоловы на дичь», изданная в 1934 году. С.Д. Перелешин был преподавателем Московского Пушно-мехового института, когда я в нём учился. Уже после расформирования его в 1955 году Сергей Дмитриевич уехал на Дальний Восток. Будучи в экспедиции по изучению морских млекопитающих на Курильских островах, при высадке на берег он погиб. Шлюпку накрыло большой волной и разбило о скалы. Было ему тогда 59 лет. Когда читаешь его работу, видишь, с какой дотошностью автор вникает в устройство каждого самолова.

Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит
Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит

2. Статья Б.А. Кузнецова «Самоловные орудия добывания пушных зверей и охотничьих птиц» из книги «Календарь охоты» изданной Московским обществом испытателей природы в 1953 году под редакцией С.Д. Перелешина. Б.А. Кузнецов также работал в Московском Пушно-меховом институте и заведовал кафедрой товароведения пушно-мехового сырья. Он был великолепным зоологом, охотником, знатоком пушнины и самоловного промысла, отличным преподавателем, который давал студентам максимум знаний по своему вопросу. 

Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит

3. Статья В.И. Чикова «Самоловные орудия охотничьего промысла» из «Спутника промыслового охотника» (М., Заготиздат, 1954 г.) 
Статьи Б.А. Кузнецова и В.И. Чикова в большой степени повторяют друг друга (справочники они и есть справочники). Однако я всё-таки решил опубликовать их полностью. Тем более, что и у того и у другого автора можно найти неповторяющиеся и интересные для читателя сведения. Единственно в чём они повторяются, так это в картинках. Правда, Б.А. Кузнецов ссылается на источники рисунков. Это Справочник охотника издания 1944 г. и книга Г.Е. Рахманина Техника добычи промысловых животных самоловами 1951 г. 

Охотничий промысел. Промысловая охота. Тайга кормит

Учебная книга промыслового охотника была издана значительно позднее первых — в 1989 году Агропромиздатом. В ней приведены данные по организации охотничьего промысла на конкретных участках угодий. Текст и рисунки на странице Кулёмки и капканы.

Предназначена она, мне кажется, совсем не охотнику-промысловику, а скорее организатору —  бригадиру или кому ещё. Мне думается, что настоящему охотнику-промысловику, который унаследовал отцовские и дедовские навыки в добыче пушнины, такой учебник поможет немного.

Тем более, если этот промысловик обладает умением обобщать свой опыт, привнося в свои таёжные уменья опыт отца или деда. В этой книге интересны рисунки самоловов — самодельных и капканов, а также способы их постановки. Кстати, показанная в Учебнике#8230;

вороговская кулёмка для отлова соболя — это обыкновенная верховая кулёмка, усовершенствованная промысловиками Вороговского промхоза Красноярского края. На этой же странице в фильме Счастливые люди. часть 3 Весна можно посмотреть, как изготовляется эта простая и надёжная в работе ловушка. 

Выше уже упоминалось о том, что сейчас идёт борьба за гуманизацию охотничьего промысла, за запрещение капканов, во всяком случае, не убивающих зверя мгновенно, как, например, древесный капкан на белку, а ущемляющих зверю ногу, обрекая его на мучения, пока не подойдёт охотник.

Как раз различные опадные самоловы относятся именно к гуманным орудиям лова, именно потому к ним сейчас большой интерес. Однако я решил не убирать из статей упоминание о капканах — это было то время, и править его, как это делалось в советские цензурные времена, мне не хочется.

К тому же описываемее в статьях способы петельного или сетного лова зайца или боровой дичи тоже не из самых гуманных.

Статьи эти довольно большие. Чтобы облегчить загрузку, я просто их отсканировал и привёл в приемлемый для чтения вид. Все материалы в формате GIF. 

Тем, кто серьёзно заинтересовали сведения на моих страницах, советую посмотреть телефильм о промысловиках енисейской тайги «Счастливые люди». Все четыре части сразу в одном фильме можно также посмотреть онлайн здесь же, на моём сайте, на странице КИНОЗАЛ.

СЧАСТЛИВЫЕ ЛЮДИ. ЧАСТЬ 1. ВЕСНА.

СЧАСТЛИВЫЕ ЛЮДИ. ЧАСТЬ 2. ЛЕТО.

СЧАСТЛИВЫЕ ЛЮДИ. ЧАСТЬ 3. ОСЕНЬ.

СЧАСТЛИВЫЕ ЛЮДИ. ЧАСТЬ 4. ЗИМА.

  главная   •   содержание   •   наверх   •   дальше

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

SQL - 80 | 2,227 сек. | 15.96 МБ