Охотник в сибирских лесах. Охотник в северных лесах — слово из 7 букв

В первые сутки своей непродолжительной жизни, едва вылупившиеся из яиц цыплята, зачастую очень слабые и подвержены воздействиям внешней среды. Поэтому для их сохранности необходимо создать постоянный комфортный температурный режим. Для решения этой проблемы нужно сделать специальное сооружение, которое станет сочетать

Ящерицы относятся к пресмыкающимся (рептилиям). Они входят в отряд чешуйчатых и отличаются от змей лишь наличием лап и подвижных век. Ящерицы также обладают хорошим слухом и специфической линькой. На сегодняшний день в мире существует около 5000 видов рептилий. Некоторые из …

  • Террариумы для черепах
  • Террариумы для сухопутных черепах
  • Террариумы для хамелеонов
  • Террариумы для ящериц
  • Террариумы для змей
  • Террариумы для паука
  • Террариумы для улиток
  • Aqua Plus
  • Exo-Terra
  • Repti Planet
  • Repti-Zoo

По этим критериям поиска ничего не найдено

Ящерицы относятся к пресмыкающимся (рептилиям). Они входят в отряд чешуйчатых и отличаются от змей лишь наличием лап и подвижных век. Ящерицы также обладают хорошим слухом и специфической линькой. На сегодняшний день в мире существует около 5000 видов рептилий. Некоторые из …

  • анолис как ящерица
  • • вполне съедобная ящерица, откладывающая деликатесные яйца
  • • пресмыкающееся отряда ящериц
  • • ящерица, дающая, как курица, и мясо, и яйца
  • • ящерица, распространенная в Центральной и Южной Америке
  • • ящерица со щитками
  • • пресмыкающееся рода ящериц
  • • …

Охотник в сибирских лесах. Охотник в северных лесах - слово из 7 букв

Сообщение про ящериц для детей может быть использовано при подготовке к уроку. Рассказ про ящериц для детей может быть дополнен интересными фактами.

Доклад по биологии на тему «Ящерицы»

Ящерица — это животное, которое относится к классу пресмыкающиеся (рептилии), отряду чешуйчатые, …

Дракон — мифическое существо, типично изображаемое в виде большой и сильной змеи или другой рептилии, наделённой волшебными или духовными качествами. Драконы обладают некоторыми способностями, типично связанными с ними, почти во всех культурах мира.

Слово Дракон …

Где же можно встретить эту необычную рептилию? Основные места обитания ящерицы желтопузика – Средняя и Юго-Западная Азия, Восточная Европа, Китай, Западная Африка, Северная Америка. Эти животные предпочитают селиться в разных местах. Для одних подходят степи и полупустыни, другие выбирают долины …

Последняя бука буква х

Ответ на вопрос Ящерица, обросшая шипами , 5 букв: молох

Альтернативные вопросы в кроссвордах для слова молох

  1. Небольшая ящерица, тело которой покрыто острыми шипами
  2. Символ жестокой силы, требующей множества человеческих жертв
  3. Фильм А. Сокурова о Еве …

Охотник в сибирских лесах. Охотник в северных лесах - слово из 7 букв

Гуси – это довольно популярные домашние птицы, которые характеризуются продуктивностью и неприхотливостью. Если придерживаться правил кормления гусей, то на них можно великолепно заработать, ведь гусь ассоциируется у многих не только с вкусным мясом и нежным паштетом, но и очень мягким …

Охотник в сибирских лесах. Охотник в северных лесах — слово из 7 букв

Богатый животный мир тайги во все времена привлекал внимание охотников. При сложных условиях охоты в тайге добыча любого зверя стала занятием интересным и требующим большого опыта.

Существуют немало способов охоты в тайге и многообразие видов дичи. Для успешных вылазок в самую глушь опытные охотники используют различные секреты и специфические навыки охоты. Во многих сибирских поселениях охота является основным занятием для населения.

Среди наиболее распространённых животных, на которых разрешено охотиться в таёжной зоне – бурый медведь. Обитает он на больших территориях от лесотундры до мест, которые густо заселены людьми. Характеризуется бурый медведь как сильное и умное животное.

В некоторых случаях вес самца достигает 600 килограммов. Используются такие виды охоты на медведя, как охота с вышек, с подхода, нередко используются обученные лайки «медвежатницы». Охота на берлоге относится к традиционному виду русской охоты.

На медведя охотятся в любое время года за исключением весны, когда данное занятие не представляет интереса.

Многие хозяйства поощряют охоту на волка. Охотятся на зверя с собаками с подхода, а также с облавой. Вес некоторых крупных лесных волков достигает 70 – 80 килограммов. Охотники ценят шкуру животного и сам процесс охоты.

На таёжных лесных территориях обитает крупнейшее копытное животное – лось. Наиболее крупные старые самцы достигают порой 500 килограммов. В период гона охота на лося ведётся на реву. Также охотятся на животного с вышек, с прикорма, или на солонцах с подхода. Существует и такой вид, как сослеживание по насту.

К семейству оленей относятся марал и изюбрь. Эти виды являются близкородственными. Около 300 килограммов может достигать марал и чуть меньше изюбрь. Для любого охотника они являются желанными трофеями. Охотятся на данных животных с прикорма и на солончаках – с вышек. Применяется облавная охота, с похода, на реву. Используют в охоте и собак.

  Ставим палатку в дождь. Тонкости обращения с палаткой

Наиболее распространённым видом копытных на территории России является косуля. Иногда вес самца достигает 60 килограммов, хотя в большинстве своём особи данного вида немного мельче. На косулю используются те же методы охоты, что и на других копытных животных за исключением того, что в данном случае не привлекаются собаки.

Грозным и опасным противником в противостоянии является кабан. Данное животное распространено на всей территории России (кроме более северных районов и лесотундры). В среднем вес большинства кабанов достигает 60- 150 килограммов. Охотятся на кабана с вышек, с прикорма, с подхода, по грязи, на переходах, с собаками.

Мелким видом сибирского оленя является сибирская кабарга. Вес особей чаще достигает 15 килограммов. Трофеем данной охоты являются клыки, вырастающие у самцов до 7 сантиметров. Охотятся на кабаргу с лайками и с подхода. Сезон охоты на животного – с ноября по декабрь.

Охотятся в Сибири на таких пушных зверей, как соболь, росомаха, горностай, куница, белка. Прекрасный мех в данном случае является ценной добычей. С ловушками и с похода происходит охота на данных животных.

На крупную и красивую птицу глухаря, а также на его мелкого родственника – рябчика также охотятся в Сибири. На глухаря охотятся на току, с лайками и с подхода. А на рябчика – на манок и с подхода. Во время миграций охотятся на уток и гусей. Для этого используются манок и собаки.

Больше интересного на сайтеЭто Сибирь

Если вампонравиласьэта публикация, ставьтелайк(палецвверх), делитесь этой статьейвсоцсетяхс друзьями. Поддержите нашпроект, подписывайтесьна наш канал и мы будем писать больше интересных и познавательных статей для Вас.

МыВКонтактеиИнстаграм

Что сибирский охотник никогда не сделает

 КириллицаКириллица

Зимовье

Если охотничье зимовье или любая другая избушка в тайге не заперты, то в здесь можно переночевать, соблюдая определённые правила.

Если ты голоден, можно воспользоваться запасом продуктов, которые охотники всегда оставляют друг для друга «на всякий случай», если же продукты у тебя есть, будь любезен, в благодарность за гостеприимство оставь что-нибудь и ты – лишний коробок спичек, банку тушенки, макароны.

Если воспользовался хозяйскими дровами – собери хотя бы охапку хвороста или наруби дров, оставь для другого спички, зажигалку и растопку– это может спасти чью-то жизнь. Если остался мусор, нужно обязательно собрать его и закопать подальше от зимовья – остатки еды привлекают мышей и грызунов.

Вообще у сибиряков, если они настоящие сибиряки, есть правило — не оставлять за собой вообще никаких следов, писать на нарах или на стенах домика «Здесь был Вася из Тикси» – дурной тон.

Ещё одно хорошее правило: когда ночуешь в чужом зимовье, нужно обязательно что-нибудь подлатать, если есть такая возможность — подправить печь, подремонтировать дверь.

В XXI веке в зимний сезон выработался ещё один обычай – снегоходы оставлять за 6 метров от зимовья, на случай пожара.

Охотничьих или ездовых собак обязательно кормят первыми, особенно если охотничьи собаки отличились и только потом готовят еду себе.

В зимовье или на стоянке очаг часто считается сакральным местом. В него не плюют, не бросают перья или потроха птицы, мелкие кости животных – очевидно, этот обычай остался у таёжников с языческих времен, когда суеверные люди поклонялись огню, и сейчас почти не соблюдается.

Общение

Есть ещё одно хорошее правило поведения в сибирской тайге, которое корнями уходит в каторжные времена: если услышали невдалеке людей или группу охотников, нужно постараться избежать контакта с ними.

Делается это из осторожности, потому что в тайге большинство встречных вооружены, и неизвестно, насколько дружелюбно они настроены; у них могут быть неприятности с законом или проблемы с употреблением алкоголя.

В обществе настоящих таёжников любой городской человек воспринимается настороженно. Есть хороша примета, по которой можно определить, принят ли новичок в коллектив.

Если его начнут запугивать, значит, считают чужаком, а если высмеивать – то, скорее всего, уже приняли за своего. Ему осталось лишь доказать, что он действительно не промах.

Таёжный чай

Обычай заваривать крепкий таёжный чай непременно в большой консервной банке уходит корнями в советское прошлое, когда заключенные, чтобы иметь силы для работы, заваривали в жестянках чифирь – неимоверной крепости напиток, действие которого можно было сравнить с уколом адреналина.

Сейчас чифирь не заваривают, делают просто до черноты крепкий чай и обязательно добавляют в него таёжных трав от богородской травки (чабреца), растущей на байкальских гольцах, до некоторых видов лишайника и саган-дайля. Последний тоже тонизирует и возвращает уставшему путнику силы.

В ход идут также листья дикой малины и смородины, брусники, в чай добавляют и таёжные ягоды: костянику, землянику, малину. Тут каждый бывалый таёжник старается удивить друзей.

Недопустимым считается в тайге допускать женщин к приготовлению ухи.

Уху таёжники варят сами, у каждого свой рецепт. Кто-то кладёт туда горстку риса, кто-то — морковь и пару картофелин, а кто-то считает, что подобные излишества портят продукт и варят уху из различных видов рыб. Но все таёжники, как один утверждают, что без добавленной в уху рюмки водки, получится рыбный суп.

Отношение к природе

Отношение настоящего таёжника или промыслового охотника к природе самое бережное и перенято у северных народов, например, у эвенков. В книге авторов И. В. Зайцева, Т. П. Интигринова и И. В.

Протопопова «Экологические традиции народов севера Баргузинской долины» указывается, что в обычаях местных было не только наносить наименьший вред тайге, но и использовать все таёжные дары без отходов.

Например, на изготовление чума, покрытого корой, уходило всего три ели, а из древесины делали лёгкие санки.

К зверю истинный таёжник относится уважительно. Он всегда сдерживает охотничьи инстинкты, никогда не убьёт молодняк или стельных важенок (олених) и самок изюбря.

Нельзя оставлять раненое животное умирать, у эвенков даже поговорка была соответствующая – «Раненый зверь бежит — надо преследовать!»

У сибирских охотников всегда считалось обязательным во что бы то ни стало выследить и добить раненого медведя, иначе выжив, он может начать мстить людям или, если дело происходит осенью, может не лечь в спячку и стать шатуном.

Ловушки в тайге ставят так, чтобы они быстро убивали зверя.

Охотничьи традиции

Настоящие охотники не прибегают к использованию электронных устройств – манков, приборов ночного видения, и никогда не будут охотиться на зверя с вертолёта или с машины, считая это варварством.

Никому и в голову не придёт поднять зимой из берлоги медведя и начать его гонять на снегоходах, потому что настоящий таёжник знает – у такого поступка всегда будут последствия: медведь станет шатуном и придет в ближайшее село убивать.

Настоящий промысловик никогда не воспользуется бедственным положением животного, которое тонет или спасается от огня, а наоборот, поможет ему.

Таёжник-промысловик всегда соблюдает правила пожарной безопасности в сухом лесу, а такой период бывает дважды в году: весной, когда трава ещё не отросла, и осенью, когда огромные площади тайги, заросшей высоким папоротником, стоят сухими.

Он обязательно зальёт водой ещё дымящийся костёр, разотрёт окурок сапогом, никогда не бросит в сухой мох непогашенную спичку, а если увидит начинающийся пожар, то его потушит.

И наконец, сибирский охотник обязательно придёт в тайге на выручку, потому что знает, что по таёжным законам все, что ты делаешь другому воздастся тебе сторицей.

Жду тебя в нижней избушке

Когда уходят хорошие люди, настоящие охотники, тяжело не только их родным и близким. Сама земля ощущает утрату. Эту истину я осознал особенно остро во время своих поездок по Горному Алтаю, где местные жители традиционно живут в гармонии с природой, одухотворяют ее. Именно там мне довелось услышать от местных охотников историю одного промысла.

Проснулся Евдоким от холода, зажег лампу, глянул на залепленное снегом окно — смахнул остатки сна. Свой день он запланировал с вечера: пройти южный путик и, если в ловушки попали соболя, вернуться в избушку, снять шкурки, отдохнуть и отправиться к Гришане, в дальнее зимовьё. На столе лежал тетрадный листок с запиской: «Отец, жду тебя в нижней избушке, захвати капканы».

«Капканы просит, значит, дела пошли, — поразмыслил Евдоким. Кули с провиантом, патронами, капканами в начале сезона они завезли сюда, а уж потом по необходимости доставляли к гольцу Арча, в нижнее зимовье. На два дня он уезжал в поселок. Планировал вернуться раньше, но задержался. Пес Верный увязался, и не было никаких сил оставить его с Гришаней.

Евдоким встал, отворил дверь собаке, которая давно скреблась и поскуливала, торопливо оделся и начал хлопотать по хозяйству.

Бледное солнце, затянутое серой мглой, уже поднялось над хребтом, когда он вышел из избушки. Ночью шел снег, но ближе к утру ударил морозец, украсив деревья куржаком.

Старая лыжня шла в гору и едва угадывалась. Износившийся камус на лыжах давно требовал «перебортировки».

Каждые несколько метров охотник останавливался, тяжело дыша, поправлял на плече «тозовку», внимательно смотрел вокруг, прислушивался к звукам. Лай Верного то затихал, то становился громче. Пес ушел далеко в гору, и Евдоким пожалел, что не оставил его в зимовье. Недалеко от первого капкана он увидел на пухлом снегу убегающий ямочный след соболя.

Евдоким обошел горку. Пять капканов, занесенных снегом, пришлось настораживать заново, в один попала кедровка. Что за невезуха такая? Прислушался. Верный не подавал голоса. День явно не складывался. Евдоким уже вышел на свой круг и остановился в растерянности, соображая, что к чему. Соболиный входной след тянул в лыжню, пробитую им час назад.

Охотник сбросил с плеча ружье, достал из рюкзака капкан, выставил, начал ширять палкой в снегу и тут же услышал щелчок. Крупный соболь с темным шелковистым мехом пытался освободиться от металлических дужек, напрягая упругий, сильный хребет. «Не иначе баргузин», — затягивая лямки рюкзака, подумал обрадованный Евдоким. У следующего капкана снова ждала удача.

Путик пошел кривизной. Выше по горе Евдоким различил темную фигуру человека. «Веня. Меня поджидает», — смекнул он и прибавил шагу. Границы их участков у скал с километр проходили рядом.

— Ну, чё поймал? — крикнул Веня с горы.

— Да ни фига!

— У меня тоже пусто.

Хороший таежник Веня, но есть у него один недостаток: уж больно завистлив. С таким лучше язык держать за зубами, не то отвернется удача. Соболь  — зверек кочевой: сегодня здесь, а завтра где? Куда делся? Сидят промысловики в зимовьях по вечерам, каждый свою думку думает, но в  одном все схожи: год на год не приходится.

Прошлой  весной был сильный заморозок, ударил по низам, все вымерзло, а по горам ягода еще не распустилась и шишка в весну не пошла.  Не каждой осенью бывает такой урожай, чтобы  и через  год орех под кедрачами лежал.

  Тогда и медведь  им  кормится, и глухарь,  мышевидных грызунов  много  разводится, рябчиков, кедровок, а все это — корм для соболя.

Распрощались. Веня в гору подался, Евдокиму же последний капкан осталось проверить.

И в этот соболюха угодил. Огромный, мехом схож с первым. «Д-а-а!» — не сдержал восторга Евдоким.

Вернувшись к избушке, он первым делом принес колодин, аккуратно выложил их в печку, чиркнул спичкой. В трубе загудело. Евдоким просушил одежду, снял с соболей шкурки, натянул их на правилки, собрал капканы. В эту минуту Верный напомнил о себе, тявкнув два раза: мол, я на месте.

Путь до нижнего зимовья, если налегке, быстрым шагом, меньше ходового дня. Выпавший ночью снег задачу усложнял. «Дойду до горного плато, а там рукой подать», — смирил Евдоким мелькнувшую в сознании тревожную мыслишку.

Новое зимовье срубили позапрошлой осенью, хотя участок у основания гольца Арча давно достался ему от отца. Извиваясь, несла в форелевое озеро свои воды горная речка с берегами, заросшими тальником, осиной, березой, выше кедрачом.

Место выбирал Гришаня. Евдоким вначале противился, но потом поразмыслил: «А ведь действительно, место что надо» — и поддержал предложение пасынка. И они с задором, шутками, надрываясь, валили деревья, корячились, вытягивая бревна на угорчик.

— Крепись, батя, тяжело в ученье, легко в бою!

— Яйцо курицу не учит! — бурчал насмешливо Евдоким.

Потом отсекали сучья, шкурили, делали зарубы, укладывали бревна, утрамбовывая мох в пазах. Сруб вырос за несколько дней. Славная в итоге вышла избушка, просторная. В ней пахло хвоей, опилками — новым жильем.

Прежде чем тронуться в дорогу, Евдоким вынес Верному корм. «Где ты, дармоед?» — в слове «дармоед» слышалось больше ласки, нежели упрека. Евдоким стоял, наблюдал, как собачьи зубы перемалывают соболиные тушки. Небо отволгло, навалившись над тайгой серыми тучами.

«Опять будет снег, — определил Евдоким. — Может, пересидеть в избушке, а уж завтра с утра отправиться?» Но душа рвалась поскорее увидеть Гришаню, поделиться радостью удачного дня.

Тайга издавала привычный монотонный шум. Евдоким пытался ускорить шаг, но снег повалил раньше, чем он ожидал. Идти становилось труднее, снег прятал под собой валежины, каменные россыпи. Верный побежал вглубь леса и пропал из вида, оставив хозяина со своими мыслями.

Евдоким вспомнил Зинаиду. С ней он прожил недолго. Через два года после женитьбы врачи определили у нее рак. Возил по больницам, да все без толку.

Оставаться бы Евдокиму бобылем, если бы не Генка Стебунков, тоже таежник, мужик разбитной: расходился и справлял новую свадьбу в два-три промысловых сезона.

Тогда они добывали пушнину от комбината, как-то сидели в избушке, коротали непогоду. Генка возьми и спроси:

— Сколько лет прошло, как Зинаиды нет?

 — Пять. А чё?

 — Чё-чё! Капчо! Жениться тебе надо. Так и будешь бобылем ходить? — Генка ловко сре?зал острым ножом полоску строганины, положил на стол нож, посмотрел на Евдокима. — Есть на примете одна, правда, с ребенком… Грустно одной бабе. И тебе. Как бы не быть беде! А

Первый раз, увидев Валентину, Евдоким почувствовал, будто его озарило внутри,

наполнило светом. Раньше ощущал он какую-то раздвоенность: жизнь шла сама    по себе, а он сам по себе, но после знакомства с Валентиной все изменилось: словно в одном порыве соединились две реки.

Достроил Евдоким дом, перевез туда Валентину с Гришаней, свадьбу сыграли. После женитьбы потекли дни, наполненные ежедневной тяжелой работой. То в тайге на промысле, то домашнее хозяйство: лодка, рыба, огород, ягода. Время бежало. Гришаня вырос, настоящим таежником стал. Родилась Светка, подрастала, мечтала на биолога выучиться.

Появился Верный, покрутился и снова пропал. Евдокиму уже казалось, что сквозь снег видна правая сторона гольца. Прошел еще с километр, начал отыскивать спуск с плато. Да разве скоро найдешь тропу в такую непогодь?

Сделав очередной шаг, он услышал удар лыжи обо что-то твердое, закачался и, потеряв равновесие, полетел головой вниз. Острая боль отозвалась в ноге, прошлась по всему телу. Попытался приподняться, но резануло в ноге так, что он громко вскрикнул, сжимая челюсти.

Время шло, а он так и лежал на снегу вниз головой, не соображая, что произошло. Наконец удалось перекинуть ремень ружья, давившего в бок, вытащить его из-под себя. При помощи «тозовки» сдернул с ноги крепление левой лыжи.

Удар был такой силы, что вторая лыжа переломилась, один конец ее с загнутым носком отлетел на несколько метров, другой держался ремнями на ноге, и Евдокиму казалось, что именно этот обрубок вызывает нестерпимую боль в ноге.

Надо же! Угораздило! Всю жизнь в тайге, ни одной царапины, а тут… Поддался настроению, а ведь Господь упреждал… После нескольких попыток Евдокиму удалось освободиться от рюкзака с капканами. Подтянув «тозовку», смахнул снег, убедившись, что стволы не забиты, даванул на спуск. Два хлопка поглотила белая мгла.

Он подумал о безуспешности своей затеи: до избушки километров пять, в лесу при ветре и обильном снегопаде выстрелов не услышать. Где-то внизу завывал ветер, кружилась снежная буря. Евдоким пытался пошевелиться, но тело стянуло, словно железным панцирем. Сумерки опускались над тайгой, продолжал валить снег.

Позвал Верного и не узнал своего голоса: непонятный хрип вырвался из горла. Верный не отозвался.

Опять тревожные, навязчивые мысли роились в голове. Вспомнил случай с маралухой и теленком. Было это в начале пушного сезона, о мясе тогда стал остро вопрос — для себя и собак. У озера, покрытого льдом, скрадывали маралов, загоняли животных по острому мысу. Слева сопка крутая, Генка там, справа скалы. «Они наши! — крикнул парень. — По льду им не уйти!»

Первым подошел к острию мысочка Евдоким, увидел, как выскочила на лед взрослая корова, как не могла найти точку опоры, глядела на тронутое страхом дитя и силилась повернуть назад. Он приставил к плечу карабин. Траканьи усики прицела скользнули по туловищу. Глаза животного, налитые кровью, были полны ужаса.

Опустив карабин, Евдоким смотрел, как медленно, но с каждым шагом все увереннее добирались маралы до спасительного берега. Подошел Генка:

— Ты чего не стрелял? — он смотрел на Евдокима, а тот все еще не отводил взгляда от чернотала, где скрылись олени. — Они ведь наши были! — лицо Генки исказилось в злобе.

 — Видел бы ты ее глаза, как боролась за жизнь, за дитя свое! Дубак ты! — матом ругнулся Евдоким.

Первый раз так грубо обошелся с товарищем. Тот замолчал, заморгал глазищами…

Маралуху с детенышем тогда пожалел, а сколько за весь свой промысел погубил соболей, маралов?

Евдоким вспомнил слова отца Прокопия: «Всех животных дал человеку Господь: пользуйтесь с любовью и ответственностью». Правильно сказано, только где она, эта ответственность? Неужто расплата пришла за погубленные жизни?

Знал, что непогоду лучше пережидать, не паниковать, никуда не рыпаться.  в то же время другая мысль перебивала  первую: идти, ползти, покуда есть силы. Увидел осинку, изогнутую в комле, ушедшую верхушкой в снег.

Дополз, срубил сухую ветку — клюка появилась. Хватаясь за деревину, с трудом приподнялся на одну ногу. Прошкандылял несколько метров, остановился передохнуть, выжидая, когда успокоится боль, сделал шаг, еще и… В лучах яркого солнца бились о скалы волны. Радостно кричали, фотографировались беспечные туристы у водопада Корбу.

А вот перед ним Валентина, и он не может налюбоваться ее радостным, улыбающимся лицом. Впечатление неземного, неощущаемого ранее состояния нарастало. Вот он поднялся выше белков. Внизу на горном плато лежал человек, снегом запорошенный. Удивился: «Так это же я! Как странно: я и здесь, и там тоже».

Сменился кадр. Осветило луковицу церкви с крестом. И вновь Валентина с дочкой, лица сияют. Легко и хорошо стало на душе Евдокима: вот оно какое, счастье!..

Снег шел всю ночь, день и еще ночь. Насыпало выше пояса. Нашли Евдокима на третий день. Первым о случившемся узнал Гришаня, вернее, почувствовал беду, когда в зимовье прибежал Верный.

Охотовед Анатолий Неверов мужиков с ближайших участков собрал, каждый метр снега прощупывали, искали. Гришаня сунул длинной палкой у огромного кедра, проколол пласт, еще раз — под полутораметровым слоем снега лежал Евдоким. До этого Гришаня два раза здесь прошел, будто чувствовал, где искать надо. Тропу лопатами расчищали, чтобы тело на снегоходе вывезти.

В зимовье, откуда ушел в свой последний путь Евдоким, еще раз собрались промысловики. Едва уместились в тесной избушке, говорили мало. Генка Стебунков поднял стакан: «Душа Евдокима приходила попрощаться, а я сразу не понял». Хотел еще что-то сказать, но дрогнул голос.

Стоял охотник и всхлипывал, не стесняясь своих слез, вытирая их на небритом, почерневшем лице ладонью. За окном зимовья снова шел снег, засыпая тайгу, наслаиваясь новым покрывалом на затяжелевший наст. И будто вымерло все вокруг. Не было ни соболей, ни маралов, ни птиц…

А на столе так и лежала Гришанина записка: «Отец, жду тебя в нижней избушке, захвати капканы».

Рассказ публиковался в охотничьей периодике. Последний раз в журнале «Охота и Рыбалка. 21 век» в 2017 году.

Таёжные истории – Звериное чутьё спасло жизнь охотнику

Одно из таких печальных свидетельств, таит урочище Тунгусский бор. Нет, это не там, где упал Тунгусский метеорит, а здесь на Томской земле.

Урочище Тунгусский бор – расположено в районе села Батурино (Томская область), в верховьях таёжной реки Тунгуска.

Вплоть до сегодняшнего времени там сохранилось несколько полуразрушенных деревянных бараков и заброшенное кладбище. Это страшное место наводит настоящий, леденящий душу ужас на всякого грибника или охотника, случайно забредшего в эти края.

Мой дядя, заядлый охотник с многолетним стажем, и без охоты, тайги и своих верных товарищей, сибирских лаек – он и жизни не смыслит. Поэтому старается не пропускать ни один охотничий сезон. Выписывает путёвку на зверя, снаряжает свой УАЗ, запускает на заднее сиденье охотничьих собак – и едет с ними в тайгу.

Дядя Витя со своими верными соратниками. Алдан(рыжего окраса) и Тоян.

Дядя Витя со своими верными соратниками. Алдан(рыжего окраса) и Тоян.

https://www.youtube.com/watch?v=ZzQkUd8HEUY

Несколько лет назад, решил он отправиться в село Батурино к своему давнему другу детства, который уже много раз приглашал его в гости. Созвонившись с товарищем и предупредив его о своём приезде, он отправился в дорогу.

Приехал он к другу только ближе к вечеру, так как по дороге заезжал проведывать свою сестру, живущую в том же районе. Как положено, сели за накрытый стол и начали разговоры о житье-бытье. Вдруг в избу вбежала запыхавшаяся женщина, оказавшаяся соседкой товарища, и со слезами на глазах стала просить о помощи.

Оказывается что её муж, опытный охотник-промысловик ещё неделю назад уехал на снегоходе в лес, там у него поставлено охотничье зимовье.

Таёжное зимовье. Источник https://cdn.fishki.net/upload/post/2018/11/18/2771611/6-17.jpg

Таёжное зимовье. Источник https://cdn.fishki.net/upload/post/2018/11/18/2771611/6-17.jpg

Но до сегодняшнего дня, так и не вернулся. А буквально несколько минут назад, домой прибежала его охотничья лайка, но без своего хозяина. Женщина запустила её в вольер, а она воет и рвётся опять в тайгу.

Мужчины сразу поняли, что к чему и стали снаряжаться на поиски человека. Хозяин пошёл заправлять свой «Буран», а соседке сказал дойти до Иваныча, у которого то же был снегоход. И буквально через полчаса, трое мужчин на двух снегоходах, пустив впереди себя собаку пропавшего охотника – отправились по её следам на поиски.

В тот день стояла сухая погода, без снега, и «двойные» собачьи следы были очень хорошо видны. Но ехать приходилось по ночной зимней тайге, аккуратно обруливая большие кусты и поваленные деревья, поэтому два снегохода оказались очень кстати, так как старались объезжать преграды с двух сторон, чтобы не потерять собачий след.

Буквально после полутора часов поисков, яркий свет мощного фароискателя выхватил из темноты силуэт человека. Полузамёрзший охотник, сильно прихрамывая на одну ногу, шагал им навстречу — опираясь о приклад своего карабина. Мужики быстро усадили его на свободное место снегохода и повезли домой.

Вот что он им потом рассказал о случившемся…

«Как обычно приехал я на несколько дней в своё зимовье, проверить кулемы и самоловы на пушного зверя, да прогулять свою Западно-сибирскую лайку — по кличке Рада.

Существует две версии происхождения этой довольно древней породы собак. По одной версии — прародителями первых Западно-сибирских лаек стали таёжные волки Ханты-Мансийского автономного округа, которые в результате кропотливого селекционного отбора приобрели лояльность к человеку, но при этом не потеряли отличных охотничьих качеств.

Согласно другой версии – порода была получена путем скрещивания двух аборигенных лаек: остяцкой (хантыйской) и вогульской (мансийской).

По приезду стал каждый день объезжать свой промысловый участок и проверять ловушки.

Но как назло всё было совершенно пусто, поэтому в один из дней, решил я попытать счастья немного подальше от своего обычного участка лесования. Завёл «Буран», взял собаку и отправился в незнакомую мне тайгу.

Два часа я нарезал «буранки» по хрустящему снегу и решил остановиться, чтобы собака немного отдохнула и потом отправиться назад. Заглушил снегоход и стою отдыхаю, как вдруг показалось, что услышал совсем неподалёку звонкие детские голоса.

Было очень странно и скорее даже страшно услышать их в совершенно безлюдной зимней тайге. Но глупое человеческое любопытство взяло вверх и я направился в ту сторону. Собака тоже начала беспокоиться и рвалась назад, а я настойчиво шёл вперёд.

Через какое-то время за тёмными стволами вековых сосен я увидел заброшенный посёлок из нескольких полуразрушенных бараков. Я решил проверить, что к чему и пошёл к одному из них. Никаких следов вокруг не было, но голоса то я отчётливо слышал, да и моя Рада тогда залаяла именно в том направлении — а она никогда не ошибается.

Только я зашёл в старый барак, как вдруг услышал громкий детский крик, — «Беги, беги наружу!» А я стою как вкопанный и пошевелиться не могу. Тут собака как вцепится в мою ногу мёртвой хваткой и давай тащить меня из этого барака.

А у меня толи от сильной боли, толи от страха, аж сердце защемило. Но тут в моей голове, как будто тумблер щёлкнул и снова громкий голос — Беги, беги! Я с Радой наружу. Только мы выскочили, а крыша барака со страшным треском, хрясть и провалилась вовнутрь здания.

Окажись мы там, так бы и остались под обломками балок и огромной кучей снега.

Я стою, а поджилки все трясутся от сильного выброса адреналина, и понять ничего не могу, что это сейчас было. А Рада так и не отпускает мою ногу, и продолжает тянуть меня назад к снегоходу. Быстро завёл «Буран» и рванул оттуда.

Еду по своей же «буранке», почти уже до зимовья добрался, да немного не рассчитал скорость и кувыркнулся в сугроб. На прокушенную ногу наступить даже больно, не то чтобы снегоход из сугроба вытаскивать.

Достал карабин и еле доковылял до зимовья.

Наутро, сменил повязку и еле-еле натянул унты на распухшую ногу, а затем потихоньку пошёл в сторону дома. А собаку решил вперёд себя пустить и не прогадал, так бы и замёрз на полдороги — если бы вы вовремя не подоспели и меня не нашли…»

Другие публикации канала из серии Таёжные истории — Загадочная постоялица на казачьей заимке

Боги и духи охотников Сибири и севера России — Охотники.ру

Бог-то бог, да сам не будь плох (Русская пословица)

Много разных народов населяют огромные пространства Сибири и Севера России. Многообразен, богат и суров этот край по своим природным условиям; богат и мир диких животных.

Нет ни одного народа, который бы не занимался охотой и рыболовством, как нет и такого народа, который бы не имел своих богов и духов охоты, рыбалки, помогающих охотникам в их трудной борьбе за выживание в этих суровых краях.

И надо сказать, что они помогают охотникам, но при этом любят, чтобы к ним тоже относились благожелательно.

Так, у обских угров, манси и хантов верховным божеством –богом неба –является Нуми-Торум. Это величественный старик в роскошной, сверкающей золотом одежде, он живет в большом доме на «седьмом небе». Дом его полон богатств, есть даже сосуды с живой и мертвой водой.

За всем происходящим на земле он следит в отверстие на полу. Нуми-Торум научил людей охоте и рыбной ловле; он регулирует отношения между людьми и медведями, устанавливает продолжительность жизни человека, управляет погодой.

Он не нуждается в подарках и подношениях со стороны охотников.

Многие народы Сибири и Севера нашей страны почитают своими богами зверей и птиц, на которых охотятся. Народ манси некоторых животных (реже –деревья), а иногда и камни считает священными. Медведь –священное животное. Он является сыном бога Торума. У манси медведь (Консыг-ойка) –когтистый старик. Медведица родила и первую женщину –Пор.

Медведицу убили охотники и взяли Пор с собой. Мать перед смертью завещала девочке соблюдать обряды почитания медведя. Так медведь стал покровителем манси. От него они получили огонь и лук. Священным животным считается медведь и у обских угров, кетов, нивхов, эвенков, ненцев. И еще: человек, которого задрал медведь, считался грешником.

Из рыб священным считается налим, которого они успешно ловят и употребляют в пищу.

Из птиц богом почитается стерх. Это большой, красивый белый журавль; его клюв, ноги и голая часть головы красные. Птица очень редкая и скрытная. В одном из очерков о путешествии по притоку Оби –Северной Сосьве В.

Бианки так описывает танец стерха перед своей избранницей: «Чуть приспустил крылья и пошел, пошел, меленько-меленько перебирая длинными как ходули ногами. Остановился, согнув ноги, и отвесил глубокий поклон до земли носом.

Вдруг весь подобрался, гордо задрал голову и пошел вышагивать на прямых ногах, в такт каждому своему шагу ударяя крыльями по воздуху.

Быстрей и быстрей, и уже не идет, а подпрыгивает, кланяется, кружится –и вдруг снова щепоточкой семенит, подобрав шатром распущенные хвост и крылья». Действительно, танцует стерх перед своей подругой, как бог. Богом и считается.

Если охотник манси поймает стерха, то заботится о нем, хорошо кормит и ухаживает. Когда стерх умирает, то охотник делает из него чучело и поклоняется ему.

Есть у охотников манси и богиня охоты. Это дочь грозного лесного бога. Она считает всех зверей своей собственностью и любит покататься на лодке с охотниками, обещая им удачную охоту, но если охотники не берут ее в лодку, то удачи не будет. Охотники же боятся брать ее в лодку, так как у нее одна нога человеческая, а другая лосиная, и она может пробить дно лодки своим лосиным копытом.

Властителем вод и водных богатств у манси является Вит-Кан. Он наделяет людей рыбой. Вит-Кан живет посреди моря во дворце из золота и серебра с женой Мараке и имеет 7 сыновей и 7 дочерей, которые обитают в глуби водоворотов.

Буряты, тувинцы, монголы божеством охоты считают Манахана. Он появляется в облике человека очень высокого роста. Он бог земли и пространств, владыка лесов и диких животных, которые являются его «скотом». К нему обращаются охотники с просьбами об удачной охоте. Манахан богат –все его тело из серебра. Он щедр к охотникам, благодетельный и высокочтимый бог.

Высшими небесными существами у бурят почитаются тенгри. Всего их 99. Дети тенгри –ханы и нойоны. Они тоже божества, но не высшие. Например, хан Улан-Зала –хозяин порожистых рек, а Хото –хозяин о. Ольхон, Уха Лосон –хозяин водной стихии.

У него есть помощники: Гокши-нойон –покровитель рыбной ловли способом лучения, а Гульмеши-нойон –покровитель рыбной ловли с помощью сетей и невода. Хозяином лесов является дух Орболи Сатан-нойон. Это старик огромного роста.

Ездит на лосе, богат, властвует над животными и растениями, владеет лосиными и оленьими стадами.

У тунгусских охотников почитается дух Мусун. Он хозяин охотничьих угодий. Чтобы заслужить его благосклонность, надо его одарять чем-либо: щепоткой табака, спичками, кусочком мяса, каплей вина.

У тунгусов же есть легенда о том, что охотник Хэглун гнался на лыжах за лосем, и в результате этой погони его лыжный след стал Млечным путем, а сам охотник и лось –созвездием Большой Медведицы.

У ительменов хозяином земных зверей является Пилячуч –маленький человек, живущий в облаках. Он носит росомашью парку и ездит на птицах, в основном на куропатках.

Коряки и чукчи его называют его Писвусъын, но он путешествует на коршунах или мышах. Его власть распространяется и на морских зверей. Чукчи называют его Кереткун.

У него черное лицо, одежда из кишок морских животных, питается он трупами утопленников, но охраняет людей от злых духов.

У сибирских татар хозяином леса – духом считается Пицен. Он приносит и удачу, и зло охотникам. Представляется в образе человека-старца. У него длинный посох и котомка за плечами. Живет в заброшенных охотничьих избушках, любит лошадей, катается на них, путает лошадям гривы.

Может завести охотника в лесные дебри. В образе женщины встречает его в лесу и вступает с ним в связь. Однажды один охотник вернулся с охоты и вместо красавицы-жены увидел страшилище с клыками; из распущенных волос страшилище вытаскивало ящериц и поедало их.

Охотник в ужасе крикнул, и все исчезло –и жена, и богатство.

У казанских татар, башкир, тувинцев и алтайцев злым демоном, связанным с водной стихией, является Албасты. Албасты обычно выглядит уродливой женщиной с длинными распущенными волосами и длинными грудями, которые она закидывает за спину. Тувинцы считают, что Албасты имеет один глаз во лбу и нос из камня. Сибирские татары считают, что на руках у Албасты имеются длинные когти.

Она обитает вблизи рек, озер, и люди видят ее, когда она расчесывает свои длинные волосы. Албасты может наслать на человека болезнь, ночные кошмары, навредить роженицам. Она любит лошадей, по ночам ездит на них и заплетает им гривы. Может вступить в половую связь с охотником.

Сожительствуя с ним, посылает охотнику удачу, поит своим молоком и кормит мясом, которое отрезает от ребер.

Айраты, алтайцы, тувинцы чудесным, почти божественным, охотником-лучником считают Эрхий-Мергена. Он сбивал выстрелами из лука лишние солнца, но однажды промазал, и бог превратил его в сурка.

Бог предоставляет ему возможность пострелять по звездам (заранее спрятав одну звезду). Эрхий стреляет, сбивает все звезды, но бог ставит на место спрятанную звезду и объявляет о том, что Эрхий дал промах, и оставляет его степным сурком.

В данном случае охотник в нравственном плане ставится выше бога.

Народ коми почитает одинокого охотника в виде великана и человека необычайной силы –Ворсу. У Ворсы мохнатые уши. Он любит воровать у охотников дичь, но всегда поможет охотнику, если тот превзойдет его хитростью. Ворса вызывает охотников на соревнование в силе. Одолеть его можно только одним способом: нужно повернуться к нему спиной, наклониться и выстрелить, зажав ружье между ног.

У карелов мудрый старец Вяйнямейнен сотворил мир, изготовил первую сеть для рыбной ловли и построил первую лодку. От богини Хийм зависит удача на охоте, от Веден-эмы –в рыбной ловле, Ниркес считается покровителем охоты на белок, Хатавайнен –на зайцев.

Удача в рыбной ловле у саамов зависит от богини Аккрува –женщины с рыбьим хвостом. Саамы чтят как своего родоначальника оленя-оборотня Мяндаша. В доме (веже) он –человек, вне вежи –олень. Мяндаш научил людей искусству охоты, дал им лук и запретил охоту на важенок.

Там, где водятся стада оленей, Мяндаш как примету оставляет для людей олений рог. Саамы в жертву Мяндашу приносят оленя, укладывают рога возле жилья, что должно обеспечить удачную охоту.

После трапезы кости оленя накрывают шкурой –охотники верят, что олень вновь живым вернется на землю.

Кеты (енисейские остяки) чтят покровителя и хозяина лесных зверей Кайгуся, который принял облик медведя и хотел жениться на дочери охотника.

Но охотнику он является в виде молодой женщины (хозяйки дичи, убитой охотником), становится его женой, приносит охотнику удачу.

Чтобы обеспечить себе расположение Кайгуся, охотники должны строго соблюдать промысловые правила и обряды: не причинять боли промысловым животным, очищать окуриванием свои снасти, сохранять шкурки необычного цвета, соблюдать сроки охоты.

Почитается у кетов и другой персонаж –Койотбыль. Он –сын мужчины и медведицы. Медведица нашла его отца мертвым в берлоге и оживила его.

Якуты почитают божество Норулуйа, который способствует размножению собак и лисиц. Бай Байанай (всем богатый богач) –дух, хозяин леса, животных и птиц, покровитель охотников. Это веселый, шумливый старик с седыми волосами. Живет он в лесу.

Богат мехами. У него 11 братьев и сестер. Перед началом охоты якуты приносили ему жертву, а на охоте кормили его. Если охота была неудачной, то Байаная снова призывали и приносили новую жертву. Жертвоприношение делали и в случае хорошей добычи.

Надо сказать, что боги и духи охотников Сибири и Севера очень скромны, любят охотников, не требуют с охотников большой дани и заботятся о сохранении животного мира, а иногда и наказывают охотников за нарушения правил охоты.

Анатолий КЛЕПЦОВ 16 июня 2004 в 00:00

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

SQL - 72 | 0,465 сек. | 13.65 МБ